Структура модели «Т»

Тип статьи:
Авторская
Источник:

В работах психофизиологической школы В.Д.Небылицына было разработано понятие парциальных порогов анализаторов. Есть порог нижний, порог обнаружения сигнала, и есть порог верхний, при его превышении и вероятность, и интенсивность ответа тоже падают. Между ними располагается зона оптимального реагирования. Для «слабосигнальных» специалистов она располагается в области низкоинтенсивных сигналов, для «сильносигнальных» – в области высокоинтенсивных сигналов. Таким образом, возбудительный вход каждого анализатора имеет фильтр, настроенный на определённый диапазон интенсивности сигналов. То же касается и тормозного входа – его входной фильтр имеет тоже свою полосу пропускания с самостоятельной и не зависимой от возбудительного входа настройкой.

Если понятие анализатора мы заменим на понятие юнговской функции, то получим, что каждая из четырёх функциональных сфер характеризуется комбинацией двух входных фильтров (на возбудительном и на тормозном канале). «Парциальность», или, по-русски, «частичность» фильтров означает, что их специфическая полоса пропускания присуща только данной функциональной сфере – у других юнговских функций характеристики фильтров (высокая или низкая полоса пропускания) вполне могут быть другими.

Диапазон исходящих сигналов функции соответствует настройке её возбудительного входного фильтра – ибо функция, во-первых, отвечает сигналами примерно той же интенсивности, которую воспринимает на своем входе, и, во-вторых, порождаемые функцией сигналы обязаны быть, ради обратной связи, ею же и услышаны, а поэтому также должны соответствовать настройкам входного фильтра.

Функция является пластичной, гибкой, хорошо регулируемой и управляемой, если полосы пропускания её возбудительного и тормозного фильтров одинаковы. В этом случае собственные исходящие сигналы функции могут быть для неё как возбудительными, так и тормозными, то есть в состоянии осуществлять её саморегуляцию. Если же возбудительные и тормозные пороги рассогласованы по высоте, то функция становится инертной, ригидной, негибкой и непослушной, порой вплоть до навязчивости, – в лучшем случае её работа отрывается от сознательного управления и становится как бы постоянным автоматизированным фоном психики. Почему так происходит? Потому что в случае рассогласования порогов сигнал, исходящий из функции, соответствует по интенсивности возбудительному входу, но не проходит через фильтр тормозного входа и не может вызвать эффективного торможения функции.

В первом случае, в случае равенства возбудительного и тормозного порогов, мы говорим об уравновешенной функции. Во втором случае – о неуравновешенной функции.

Нарисуем теперь упрощенную модель «Т» для типа ИЛЭ (формула 1):

(1)    вИн  вЛв нСн нЭв

Здесь И – интуиция, Л – логика, С – сенсорика, Э – этика.  Индексы у функций показывают настройку парциальных фильтров. Левые верхние – для канала возбуждения функции. Нижние правые – для канала её торможения. Индекс «в» означает избирательную настройку преимущественно на высокоинтенсивные сигналы, индекс «н» – на низкоинтенсивные сигналы.

Порядок функций соответствует первому кольцу модели А. Сохраним для дальнейшего и названия позиций функций, традиционно принятые для первого кольца модели «А». Первую функцию будем именовать программной, вторую – творческой, третью – контактной, четвертую – мобилизационной. А что же с пятой, шестой, седьмой и восьмой функциями, находящимися во втором кольце модели «А»? Они нам больше никогда не понадобятся. Не теряем ли мы с их потерей также и информацию о ТИМе? Нет, не теряем, вся информация теперь сосредоточена в порогах функций первого кольца. Получается, что второе кольцо было и не нужно? Именно так, ненужно. Юнговских функций четыре, и у индивида их тоже ровно четыре. Функции К.Юнга восстанавливают свою целостность. Но каждая функция может принимать, исходя из значений своих порогов, четыре разных значения. У конкретного ТИМа, а значит, и у конкретного индивида, актуализируется только одно из этих возможных значений.

Раз функция может находиться в четырёх разных состояниях, а не в двух, как считала модель «А» (кодируя два разных её состояния разным цветом), то двух цветов для кодировки состояния функции нам будет уже недостаточно. Поэтому откажемся от цвета вообще, и будем кодировать состояния функций только индексами настройки её пороговых фильтров. Будем лишь помнить, что прежний черный цвет функций всегда, во всех случаях жизни будет соответствовать тормозному (то есть правому нижнему) индексу «н», а белый цвет – тормозному индексу «в». Черные функции – это те, которые имеют низкие пороги торможения, они эффективно тормозятся любыми входящими сигналами низкой интенсивности. Будем впредь такие функции называть экстратимными. Белые функции избирательно тормозятся сигналами высокой интенсивности, сбиваются и отключаются в результате действия подобных сигналов, поэтому их и избегают – будем называть их интратимными.

А вот пороги возбуждения с цветом функций никак не связаны. Но зато они обязательно одинаковы для первых двух функций модели ТИМа.  Для всех ТИМов-экстравертов пороги возбуждения первых двух функций равны «в», что означает предпочтение по каналу возбуждения сигналов высокой интенсивности. Напротив, у интровертов возбудительный канал как программной, так и творческой функций настроен на низкую интенсивность входящих сигналов.

Будем называть экстравертными функциями те, возбудительный канал которых настроен на высокую интенсивность, и интровертными те, возбудительный канал которых настроен на низкую интенсивность.

Как мы видим, понятия экстравертности-интровертности и экстратимности-интротимности разошлись друг от друга, стали независимыми. Первое связано с порогами возбудительного канала, второе – с порогами тормозного канала. Цвет функций оказался связан только с тормозным каналом. Зато обе функции, приближенные к началу цепочки, то есть программная и творческая, оказались совершенно одинаковыми в плане настройки возбудительных каналов. Обе они будут одновременно являться (и отныне называться, в зависимости от высоты своего возбудительного порога) либо экстравертными, либо интровертными.

Перейдем теперь к рассмотрению уравновешенности-неуравновешенности функций. Первая и четвертая функции для любого ТИМа всегда будут неуравновешенными, то есть будут иметь разные индексы возбудительного и тормозного порогов. Творческая и контактная функция, напротив, характеризуются равенством возбудительных и тормозных порогов (то есть одинаковостью настроек соответствующих пороговых фильтров) и являются уравновешенными. Возбудительный порог первых двух функций одинаков и равен «в» (высокоинтенсивные сигналы) для экстравертных ТИМов, а для интровертных ТИМов всегда равен «н». Для оставшихся двух функций, третьей и четвертой, значения возбудительных порогов обязательно будут противоположными, чем для двух первых (то есть «н» для экстравертов и «в» для интровертов). Что же касается тормозных порогов (правые индексы при функциях), то они обязательно чередуются при переходе к каждой последующей функции, что и обеспечивает уравновешенность двух средних функций модели и неуравновешенность первой и последней.

Разберем эти нехитрые правила для построения модели «Т», например, для ЛИИ. Порядок его функций:  Л И Э С.  ЛИИ интроверт, поэтому возбудительные (левые) индексы должны иметь значения «н». Для первой функции тормозной порог обязательно должен быть другим, чем возбудительный (значит, должен равняться «в»), а далее тормозные пороги должны чередовать свои значения. Окончательно для ЛИИ получаем:

(2)    нЛв  нИн вЭв вСн

Два необходимых и достаточных правила построения модели мы сформулировали:

  — Для экстравертов высокие возбудительные пороги первых двух функций и низкие – двух последних, у интровертов наоборот.

— Высота тормозных порогов у функций чередуется, при этом тормозной порог первой функции противоположен по высоте её возбудительному порогу, – в результате этого правила первая и последняя функции оказываются неуравновешенными по высоте своих возбудительных и тормозных порогов (пороговых фльтров), а две средние оказываются уравновешенными.

Но откуда берутся сами эти правила? Они не являются ни догадкой, ни результатом откровения. Они прямо и логически однозначно следуют из экспериментальных данных о содержательном наполнении соционических признаков конструктивисты-эмотивисты, тактики-стратеги, уступчивые-упрямые, беспечные-предусмотрительные. Не останавливаясь на этом особо подробно, укажем, что в наших исследованиях была установлена неуравновешенность этики (а значит, неодинаковость её возбудительного и тормозного порогов) и уравновешенность логики (значит, одинаковость порогов) в полюсе конструктивистов, для полюса эмотивистов – наоборот. Аналогично, тактики оказались неуравновешенными по интуиции и уравновешенными по сенсорике (стратеги – наоборот). Беспечные оказались «низкосигнальными специалистами» (низкие возбудительные пороги) по сенсорике и «высокосигнальными» – по интуиции, а предусмотрительные – наоборот. «Уступчивые» оказались «высокосигнальными» по логике и низкосигнальными – по этике, а «упрямые» – наоборот. Если все эти экспериментальные факты сопоставить в одной табличке, то из неё и получаются с однозначной непреложностью все вышеприведенные правила чередования высоты порогов у функций.

Чем помогают нам нарисованные при каждой функции ТИМа её возбудительные и тормозные пороги? Как они объясняют взаимодействие функций внутри ТИМа, как помогают объяснить содержание признаков Рейнина, как объясняют интертипные отношения? Разберем эти вопросы по порядку.

Взаимодействие функций внутри ТИМа

Как по формуле (1), так и по формуле (2) одинаково хорошо видно, что первая и вторая функции по своему возбудительному каналу взаимно стимулируют друг друга – у них одинаковы настройки возбудительного канала, а исходящие сигналы, рождаемые каждой функцией, имеют преимущественно ту же интенсивность, что и настройка возбудительного канала. Поэтому программная и творческая функции оказываются взаимосвязанными по каналу возбуждения, попадают по этому каналу во взаимный положительный резонанс. Что касается тормозного канала, то его настройка у первой и второй функций разная. Программная функция может своим исходящим сигналом тормозить творческую функцию, а творческая функция своим исходящим сигналом тормозить программную не может. К чему это приводит? Во-первых, к тому, что программная функция работает и занята у индивида большее время, чем функция творческая. Во-вторых, к тому, что программная функция оказывается заказчиком и управляющим элементом по отношению к творческой функции, а та оказывается лишь послушным и подчинённым, легко управляемым элементом.

Аналогичны взаимоотношения в паре третьей (контактной) и четвертой (мобилизационной) функций. Мобилизационная функция неуравновешенна и способна управлять контактной функцией, та же этого встречного управления осуществлять никак не может. Зато контактная и мобилизационная функции своими исходящими сигналами способны тормозить программную функцию, поэтому когда пара мобилизационной и контактной функций начинает «говорить», программная функция на время замолкает. А вот творческая функция при этом не тормозится и может продолжать вести свою работу. Аналогично во время работы пары программной и творческой функций притормаживается функция мобилизационная (фильтр на её тормозном входе соответствует настройке фильтров на возбудительных входах программной и творческой функций и поэтому пропускает через себя рождаемые ими сигналы, что вызывает в ответ торможение мобилизационной функции)

Какая пара работает чаще? Первая. Ее высокосигнальные (в случае ИЛЭ) входные пороги соответствуют высокосигнальному общему входному фильтру индивида, обязательному для экстравертов. (Общие, а не парциальные входные фильтры будут более подробно рассмотрены в разделе о полной модели «Т»). Низкосигнальная же полоса пропускания входных фильтров функций второй пары вступает в противоречие с высокосигнальной настройкой общего входного фильтра на канале возбуждения экстравертного индивида, а это ослабляет вероятность ответной реакции соответствующих функций, поэтому в ответ на внешние сигналы они в среднем во времени включаются и работают реже и меньше.

Ещё раз: каково распределение ролей внутри каждой пары функций? В первой паре гораздо более неуравновешенной по своим порогам (возбудительному и тормозному) является программная функция, и в случае ИЛЭ это интуиция. Ее неуравновешенность проявляется в том, что своими собственными сигналами (преимущественно высокоинтенсивными) она не может себя эффективно тормозить, так как её тормозной вход требует низкоинтенсивных сигналов. Поэтому для любой программной функции проблемой является переключение на другую тему, вытеснение уже неактуального и т.д. И вообще в работе ей трудно остановиться. Поэтому её роль – постоянно беспокоиться, упрямо настаивать на своем, без повода возвращаться к пройденному, и весьма требовательно и капризно управлять творческой функцией, заставляя её по сути «бегать туда-сюда» в зависимости от капризов функции программной. Почему творческая функция оказывается столь послушной и гибкой? Потому что оба её входа, и возбудительный и тормозной, имеют одинаковую настройку фильтра. В случае Дон Кихота – настройку на высокоинтенсивные сигналы. Поэтому, во-первых, творческая функция является хорошо и легко управляемой «внутри себя», – своими собственными сигналами она способна себя притормаживать, легко менять свое направление, свою тему работы. Во-вторых, оба её входа, и возбудительный и тормозной, оказываются легко доступными для  высокоинтенсивных сигналов с выхода программной функции ИЛЭ – по этой причине программная функция, сама по себе (в силу своей неуравновешенности) инертная и ригидная, получает доступ к оперативному управлению творческой функцией (ее возбуждению, торможению, направлению, перенаправлению и т.д.). Творческая же функция своими сигналами способна действовать лишь на возбудительный вход программной функции, чем постоянно её стимулирует и тем самым поддерживает её доминирующую роль.

В общем-то, точно такая же картина складывается и в паре мобилизационной и контактной функций, где неуравновешенная мобилизационная функция  также играет роль «задающей тон». Однако работа этой второй функциональной пары из-за её несоответствия общему входному по возбуждению порогу индивида начинается в ответ на внешнюю стимуляцию гораздо реже. Кроме того, её включение в работу требует специального адаптационного напряжения и поэтому быстро вызывает утомление.

Рассмотрим ещё и возможные случаи конкурентного взаимодействия между функциями одной нальности. Предположим, что на фоне работающей творческой интуиции ИЛЭ вдруг «вспыхнет» (например, в ответ на внешний сигнал) деятельность мобилизационной сенсорики. В конкуренции двух сигналов – от творческой и от мобилизационной функций – неизменно побеждает сигнал творческой функции, так как он свободно проходит через фильтр тормозного канала мобилизационной функции. В обратном же направлении подавления не происходит, и поэтому случайная «вспышка» мобилизационной функции быстро тормозится интенсивно работающей творческой функцией и сходит на нет. Не так дело обстоит при конкуренции сигналов от программной и от контактной функций: здесь, несмотря на доминирующее положение программной функции,  в борьбе будет побеждать сигнал спорадически «вспыхивающей» контактной функции, так как он способен тормозить и на время отключать функцию программную (см. их пороги!). Общее правило получается таким: в конкуренции двух функций одного дома нальности побеждает сигнал более уравновешенной функции (то есть контактной или творческой). По-видимому, это очень важное обстоятельство. Благодаря ему возникает возможность перехода активации (время от времени) от первой пары функций сначала на третью контактную функцию, а затем, через неё – и на функцию мобилизационную. Работа пары контактной и мобилизационной функций после этого не может, однако, продолжаться долго: во-первых, их работа быстро истощаема; во-вторых, любая очередная «вспышка» творческой функции, в свою очередь, тормозит работу мобилизационной функции, затем вновь активирует функцию программную и возвращает информационный метаболизм «на круги своя», то есть к доминирующей и связанной парной активности программной и творческой функций.

Итак, четвёрка функций распадается в основном на две пары. Когда работает пара программной и творческой функций, мобилизационная функция тормозится, а контактная способна функционировать, но воспринимает в основном внешнюю, стороннюю информацию. Когда работает взаимосвязанная пара мобилизационной и контактной функций, тормозится программная функция, а творческая сохраняет способность обрабатывать «сторонние» сигналы (например, в случае ЛИИ, воспринимать продукцию воображения других людей). Контактная функция является тем звеном, посредством которого возбуждение программной функции может тормозиться и сменяться на время возбуждением функции мобилизационной. Через творческую же функцию это возбуждение затем вновь способно возвращаться к программной функции, восстанавливая её доминирующую роль.

Важный вывод, который нужно сделать из произведенного рассмотрения, в том, что у каждого человека представлены не функции по отдельности, а тесно сцепленные пары функций, причем каждая пара соответствует одному из противоположных соционических клубов. Так, и ИЛЭ, и ЛИИ в качестве доминирующей пары имеют функции клуба исследователей, а в качестве субдоминантной пары – функции клуба социалов. Зато пары функций клуба практиков и клуба гуманитариев им труднодоступны, могут реализовываться лишь с большим энергозатратным адаптационным напряжением, направленным на искусственную и временную перестройку высоты порогов. Эта парная представленность функций сближает между собой все ТИМы одной квадры, а также между собою первую и третью квадры, вторую и четвертую, образуя основу для признака «демократы-аристократы». Демократы – это те ТИМы, у которых функции по степени резонансной связанности разбиваются на логико-интуитивную и этико-сенсорную пары. Аристократы – это те ТИМы, у которых функции группируются в работе иначе, образуя этико-интуитивную и логико-сенсорную пары. Чем, кстати говоря, может быть вызвано различие содержательных свойств полюсов этого признака? Известно, что ТИМы полюса демократов более индивидуалистичны, а «аристократы» более привержены групповым ценностям, – это подтверждается и собственными данными автора. Возможное объяснение состоит в отнесении четырёх юнговских функций к разным сигнальным системам – первой и второй. Сенсорика и этика – функции первой сигнальной системы, более тесно связанной с правым полушарием мозга. Логика и интуиция – функции второй сигнальной системы и более тесно привязаны к левому полушарию мозга. У «демократов» на довольно длинные временные эпохи активизируется фокус только в одном полушарии (парная работа логики с интуицией в левом полушарии, либо парная работа этики с сенсорикой в правом полушарии). При этом фокус активности может «скачком» переходить из одного полушария в другое, когда парная работа программной и творческой функций на время сменяется парной работой мобилизационной и контактной функций. У аристократов все не так: у них устойчива работа «по диагонали», с использованием межполушарных коллатералей (например, парная работа логики в левом и сенсорики преимущественно в правом полушарии, либо этики преимущественно в правом и интуиции преимущественно в левом). По-видимому, паттерн нервного возбуждения, характерный для «демократов», как бы более самодостаточен для решения задач любого, широкого круга. Аристократы из-за особенностей своего паттерна нейронной активации более нуждаются в помощниках, в слугах, в группе, в разделении в ней труда, функций и обязанностей, поскольку у «аристократов» крайне затруднены такие моменты, когда все функции одной сигнальной системы работают комплексно и совместно.

Надо, правда, признать, что подобная мотивировка содержания признака «демократы-аристократы» – лишь гипотеза. Зато во всем, что касается объяснения наполнения признаков «беспечные-предусмотрительные», «уступчивые-упрямые», «конструктивисты-эмотивисты», «тактики-стратеги», «статики-динамики» и признаков юнгианского базиса модель «Т» делает абсолютно однозначные выводы в плане прогноза и объяснения содержания полюсов этих признаков.

02.11.2014
802

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!